Место, где покоится Вечность…

Существует поверье, что души умерших людей превращаются в птиц. Не потому ли птиц здесь так много?

Отбрасывают глубокую тень задумчивые карагачи, дубы, сосны, ели, клены, осины, посаженные еще в 70-е годы XIX века…

Умиротворение в воздухе и на земле. Здесь хорошо думается о Вечности. Здесь – это в парке имени 28 гвардейцев-панфиловцев.

Парк расположен в Медеуском районе на территории 18 га. Закладывался он во время строительства Верного на месте станичного кладбища и потому назывался Старокладбищенским. Позже Старокладбищенский парк соединили с Соборным (Церковным) парком, и он получил новое имя – Городской сад. И это название оказалось не последним. В 1899 году в связи со 100-летием со дня рождения А. Пушкина Городской сад стал Пушкинским. В 1919 году Пушкинский сад превратился в Парк погибших борцов за свободу, а с 1927 года он был уже Парком Федерации. Современное название – имени 28 гвардейцев-панфиловцев – парк получил в1942 году.

Вне зависимости от своего имени парк оставался всегда излюбленным местом горожан. Так уж повелось, что именно в нем происходили знаменательные исторические события. К примеру, здесь в 1913 году с размахом праздновалось 300-летие царствования Дома Романовых; с 1918 года проходили революционные митинги; сегодня проводятся народные гулянья, свадебные кортежи заворачивают к Вечному огню, а в День Победы у Мемориала Славы собираются ветераны войны и те, кому дорога память о павших в годы Великой Отечественной войны. Парк знаменит своими архитектурно-историческими памятниками, взятыми под охрану государства: Вознесенским кафедральным собором и Музеем народных музыкальных инструментов им. Ыхласа – сооружениями, связанными с именем известного инженера-строителя Андрея Павловича Зенкова.

Величественный Вознесенский кафедральный собор находится в самом сердце парка. История его возведения берет начало с конца позапрошлого столетия, когда Верный после землетрясения 1887 года начинал отстраиваться практически заново. Тогда на территории Городского сада для кафедрального собора Туркестанской Епархии возвели временное здание, так как церковь в Большой Алмаатинской станице, где он размещался до катастрофы, была целиком разрушена. Собор освятили в честь святых мучениц Веры, Надежды, Любови и их матери Софии – отсюда и его название – Софийский. Но это было временное здание со всеми вытекающими отсюда неудобствами. Было решено строить новый храм.

В 1894 году под его строительство выделили место и освятили землю. В 1899 году архитектор К. А. Борисоглебский представил на утверждение Строительного комитета и Епархии проект для здания собора. В 1900 году Строительное отделение Семиреченского областного правления, рассмотрев данный проект, вынесло «вердикт»: «величественный и поместительный Собор должен быть в нашем городе Верном для поддержания престижа русского имени и православной церкви с ея представителем в мусульманском крае». А в 1903 г. в Санкт-Петербурге Священнейший Синод утвердил скорректированный областным инженером А Зенковым проект Борисоглебского (к тому времени Борисоглебский покинул Верный) и новую к нему смету. В начале 1904 года сформировался Комитет по строительству собора (ответственный за производство работ – А. Зенков). Возведение уникального здания началось.

В строительстве Собора многое осуществлялось впервые, в частности, применение железобетонных конструкций и антисептиков для обработки древесины. Но главное – семиреченские строители возводили первое высотное здание (41, 4 м), решая вопросы его сейсмической устойчивости: при устройстве фундаментов кирпичный цоколь заменили армированным бетоном – это обеспечило надежную основу сооружению; рубку деревянных брусчатых стен осуществили не в «лапу», как обычно, а в «обло» – с остатком, доходящим до 45 см; срубы по углам и в простенках скрепили сжимами из деревянных брусьев, предварительно стянутых болтами; обильно использовался металл (и кто это придумал, что собор строился без единого гвоздя?). Строительство Собора завершилось в августе 1907 года, а спустя 4 года, он прошел испытание на прочность, выдержав сокрушительное землетрясение 1911 года.

С 1927 по 1995 годы в помещении Вознесенского кафедрального собора размещался историко-краеведческий музей. В 1931 году в нем даже начали монтировать первую радиостудию – свершиться проекту помешал страшный гул, от которого резонировал бывший храм. Отрадно, что несмотря на все эти эксперименты, собор сумел «сохранить свое лицо» и первоначальную величавость.

На восточной стороне парка – Музей народных музыкальных инструментов им. Ыхласа. Говорят, что первоначально это архитектурное сооружение, построенное в 1903 году, предназначалось для кожевенного заводика. Потом в нем разместилось военное собрание, и здание стало называться Домом офицерского собрания. Проектировал и строил его Андрей Зенков. Эклектика домика-теремка, гармонично вобравшая в себя русский деревенский, китайский, готический стили, получила название «стиль Зенкова». И сегодня домик радует своей архитектурой и жизнерадостным декором.

Западнее музея, вдоль Аллеи Памяти, пересекающей парк, – мемориал Славы. Он был установлен в 1975 году в память о 28 солдатах из дивизии генерала Панфилова, остановивших танковую атаку немцев на подходах к Москве. Грандиозная бронзовая композиция состоит из трех частей, опоясывающих Вечный Огонь. Впечатляет центральная часть – горельеф в виде контура карты СССР с изображением группы воинов разных национальностей, закрывающих собой стены Кремля. На каменных тумбах высечены имена всех 28 героев. У подножия памятника всегда живые цветы.

В свое время парк имени 28 гвардейцев-панфиловцев был объявлен заповедным историческим местом Алма-Аты. И в нем, кроме уже перечисленных архитектурных памятников, на южной стороне находился знаменитый дом Колпаковского. Дом почти полтора века служил городу верой и правдой. В разные времена его занимали городская администрация, военный госпиталь; в нем происходили памятные события и принимались судьбоносные решения. Потом случился пожар, и здание сгорело. Но участок, где некогда находился губернаторский дом, долго никто не трогал, потому как был человек – Стахан Белгожаев, который собирался выстроить здание заново по изначальным чертежам. Однако восстановить дом Колпаковского ему не позволили. Более того, даже то, что Стахану Белгожаеву удалось частично восстановить, в преддверии празднования 150-летия Алматы было снесено под фундамент. Вот так – сгорело так сгорело! Не птица Феникс – нечего возрождаться из пепла. На этом месте построили многоэтажное здание. Нечего, мол, раскатывать по городу в карете прошлого – пришло новое время, стало быть, и жить нужно по-новому. И никому не было дела до того, что «сломался» весь исторически-культурный ансамбль…

В 80-90 годы парк жил своей тихой, обособленной от города жизнью: ничем не обращал на себя внимания, прозябал в забытьи. Но с середины 90-х годов, когда Вознесенскому Собору был придан его первоначальный статус, парк стал возрождаться – городские власти постепенно занялись его благоустройством. Окончательно парк отреконструировали в 2005 году, к 60-летию Победы. Да, в 2013 году был внесен еще один «штрих» в дело озеленения парка. С лица его земли исчезла Липовая аллея (посажена еще во времена Верного) – липы просто вырубили, заменив их на ели. Я, конечно, ничего против елей не имею, но зачем же липы вырубать? Впрочем, справедливости ради стоит сказать: две липы все-таки остались. Кажется, они говорят нам своим молчаливым присутствием: и мы здесь тоже росли… Бережнее бы, господа, бережнее с зелеными насаждениями: вырубать ведь – не высаживать.

…Звенит колокол Вознесенского собора – гудит полнокровно и полнозвучно. Звон, простираясь над парковой площадью, детьми, кормящими голубей, старыми и новыми строениями города, садами и аллеями, уплывает ввысь, к самым вершинам Заилийского Алатау, – там и растворяется в бесконечной синеве неба…

Автор статьи: Наталья Селиванова

#паркимени28гвардейцевпанфиловцев #вознесенскийсобор #музейнародныхмузыкальныхинструментов #мемориалславы #аок

Комментарии закрыты.